Шельма




Шельма.

 

Прибилась как-то к нам осенью кошка, но не местная. Видимо, кто-то привез и подбросил. Ненавижу, когда подбрасывают котят, но это еще хоть как-то можно понять - народ привык так делать. Лет 15-20 тому назад у нас каждую осень появлялось по нескольку котят, которых обычно к весне почему-то разбирали. Потом это дело как-то поутихло. Ну, а тут-то был не котенок - взрослая кошка. Причем по облику безошибочно можно было определить, что раньше она жила не на улице. С большой опаской, но шла на руки. Корм ела из миски, а не вытаскивала его. Хотя, вру. По началу вытаскивала, но по другой причине.

 

Дело в том, что в отличие от Василия Васильевича, Шельма (кто-то ляпнул, да так к ней и прилипло) своим появлением разделила наш коллектив на два лагеря, даже на три. Кто-то жалел ее, кто-то считал, что Василия достаточно, а кому-то было все равно. В тихой войне, когда наша смена пускала Шельму в котельную, другая смена изгоняла, третья опять пускала, победила все-таки кошка. Не даром ее прозвали Шельмой. Она мгновенно сориентировалась, кто и как к ней относится. На нашей смене вела себя неназойливо, осторожно. Брала корм, дремала в некотором отдалении, если ее брали на колени - не уходила, но сама не лезла. Короче, приручала нас по-тихоньку. Забавно - не мы ее, а она нас. Где-то за час-полтора до окончания смены Шельма исчезала, так как на следующей смене ее не любили. Котельная большая, спрятаться есть где. Исчезнув, Шельма 12 часов не показывала и носа, выходя только после прихода другой смены. Однако это еще не все проявление ее сообразительности. Вскоре мы стали замечать, что Шельма, евшая до этого только из миски, вдруг стала по-тихоньку, чтобы никто не видел, куда-то перетягивать недоеденное. Первая мысль была, что она где-то тихонько разродилась и тягает еду котятам. Живот у нее, правда не прощупывался, но мало ли, может, там было всего пара котят. А шерсть у Шельмы была длинная, богатая.

 

Все оказалось куда проще. Шельма всего лишь натаскивала себе немного еды, чтобы спокойно пересидеть ближайшие 12 часов. Такой сообразительности и запасливости у кошек я никогда не наблюдал. Когда рассказал об этом, Шельму зауважали и те, кто был в лагере "Всё равно". Так вот и стала зимовать у нас новая жительница. Если по-началу к мискам с едой подходила только после Василия Васильевича, то вскоре робеть перестала, а тот, как джентельмен, стал уступать ей очередность. У котов джентельменство - черта довольно распространенная, к тому же у нашего Василия стали появляться свои интересы к Шельме.

 

Перезимовав исключительно благодаря своей сообразительности, весной Шельма никуда не ушла и с ее присутствием смирились последние противники. Василий Васильевич часто бродил по своим владениям, а Шельма от котельной особо не удалялась все больше и больше приучая к тому, что она здесь житель теперь уже постоянный. Василия любили все, Шельму - многие. Тем более, что она всегда оказывалась под рукой и никогда ничего не требовала. Слышали бы вы как Василий Васильевич, вернувшись из загула и обнаружив, что миски пусты, гневно и требовательно оглашал окресности своими воплями. Шельма всегда была тихоней и почти всегда сытая. Что и говорить, Шельма!

 

Осенью она исчезла. Нашли ранней весной, под снегом. История не совсем понятная. Пропала она когда еще не было снега, а когда нашли - под нею был снег. Василий Васильевич не надолго пережил свою подругу. 12 марта мы нашли Шельму, а 28-го загрызенного собаками Василия.



Создан 03 ноя 2012